ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО: карусель истории - 11 Апреля 2012 - Ремонт и дизайн интерьера своими руками

Ремонт и дизайн интерьера своими руками

Главная » 2012 » Апрель » 11 » ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО: карусель истории
01:40
ЖИЛИЩНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО: карусель истории
В течение последних нескольких лет в российском жилищном строительстве происходят объективные перемены. В частности, меняется соотношение государственной, частной и кооперативной застройки. Все это напоминает уже пережитый нами исторический период - преддверие и начало первой пятилетки, когда, три четверти века назад, в стране в целом и в Сибири в частности уже стояла на повестке дня проблема влияния социальных процессов на жилищную политику и практику массовой застройки.

ХИБАРЫ «ГОРОДА-САДА»

Попытки воплощения в жизнь идеи «городов-садов», представлявшихся в начале ХХ века наиболее перспективной формой решения жилищной проблемы, не принесли ожидаемого результата. К примеру, созданный в 1921 г. архитектором Томска П. Парамоновым проект планировки г. Щегловска в ходе реализации, продолжавшейся до конца двадцатых годов, приобрел черты, весьма отличавшиеся, по выражению современника, «от картины, которая рисовалась автору». «Чрезмерные размеры площадей, улиц и усадебных участков» (по данным переписи 1926 г. средняя площадь усадебного участка в Щегловске составляла 1650 кв. м), наличие на индивидуальных участках, ввиду «экономической маломощности» застройщиков, «хибар» и «наружных уборных», располагавшихся «так, как каждому заблагорассудилось», отсутствие зелени общественного пользования даже в усадебной застройке - вот итог воплощения самого известного проекта города-сада в Сибири.

НА ПЕРВОМ МЕСТЕ
- частное строительство

В первом полугодии 1926-1927 бюджетного года в 10 наиболее крупных городах Сибири (Новосибирске, Омске, Томске, Барнауле, Красноярске, Иркутске, Ачинске, Камне, Бийске, Минусинске) «была зарегистрирована 1341 строительная операция». На Новосибирск приходилось 33,6 процента построенного в 10 упомянутых городах (первое место; второе принадлежало Омску, третье - Томску). При существовавшей тогда санитарной норме в 8,1 кв. м жилья на человека реально в перечисленных десяти сибирских городах на одного жителя приходилось в среднем 5,2 кв. м. Сравнительные данные за апрель-октябрь 1926 года и октябрь-март 1926-27 годов свидетельствуют о том, что «подавляющую массу строительства « составляло «строительство частное, которое по числу построек дает почти 95 процентов». К марту 1927 года доля строительства, осуществленного жилищной кооперацией, по отношению к предшествующему полугодию возросла на 11,6 процента, но произошло это в основном «за счет сокращения государственного строительства, удельный вес которого понизился на 8,4 процента». Основная масса кооперативного строительства - «84,6 процента по числу и объему построек »- приходилась на Новосибирск, в прочих сибирских городах жилищная кооперация проявляла «слабые признаки жизни».

Большая часть новых построек являлась одноэтажными деревянными, каменные строения за указанный период составляли лишь 2,1 процента «по объему новых строений», постройки этажностью в два и более этажей давали «18,6 процента общего объема».

ЖИЛИЩНАЯ СПЕКУЛЯЦИЯ
в стране победившего социализма

В качестве основных причин, препятствовавших более быстрому росту жилищной кооперации в Новосибирске, назывались: дороговизна построек, преобладание двух- и трехэтажных строений, «не представляющих больших удобств для населения и представляющих из себя чрезвычайно большую опасность для города в пожарном отношении», отсутствие гарантий « быстрого и полного возврата вложений» выходящим пайщикам, отсутствие «непосредственной заинтересованности членов в удешевлении строительства путем применения личного труда при постройке».
Следствием острого жилищного кризиса явилось «развитие жесткой жилищной спекуляции во всех направлениях»: при найме жилплощади, продаже участков, торговле новыми срубами или же приплавленными «в город в разобранном виде» крестьянскими хатами.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ ...В ЦИФРАХ

Показательно изменение соотношения различных форм жилищной собственности, произошедшее с начала 1929 года до конца 1930 года в городах Западной Сибири, ставших основным объектом индустриализации в сибирском регионе.
В Новокузнецке на начало 1929 г. доля государственного строительства в жилом фонде составляла 3202 кв. м, кооперативное отсутствовало, частное достигало 21800 кв. м; на конец 1930 г.: государственное - 47130 кв. м, кооперативное - 152 кв. м, частное - 22646 кв. м .

В Новосибирске - на начало 1929 г.: государственное - 118002 кв. м, кооперативное - 37922 кв. м, частное - 416245 кв. м; на конец 1930 г.: государственное - 144259 кв. м, кооперативное - 54173 кв. м, частное - 421700 кв. м. В Омске - на начало 1929 г.: государственное - 203568 кв. м, кооперативное - 23417 кв. м, частное - 495425 кв. м; на конец 1930 г.: государственное - 208038 кв. м, кооперативное - 38327 кв. м, частное - 492284 кв. м.

ВРЕМЯ ВРЕМЕННОГО ЖИЛЬЯ

Судя по итогам проведенного дважды, в 1928 и 1929 годах обследования шести из 22 улиц района самовольной застройки, примыкающего к Закаменской части Новосибирска, из общего числа 117 обследованных строений 43 процента являлись деревянными, 5 процентов - засыпными, 69 процентов - дерновыми.
В городах Кузбасса, особенно в Новокузнецке, доля капитальной застройки была еще ниже. В материалах по экономике Западно-Сибирского края, вышедших в 1932 году, отмечалось, что жилищный фонд Новокузнецка «размещен в основном во временных строениях». К 1934 году на территории Новокузнецка находилось «186 деревянных домов общей площадью 45 тыс. кв. метров, 67 каменных домов с площадью 80 тыс. кв. метров» и «520 бараков в 125 тыс. кв. метров».

ЗНАКОМЫЕ ПРИЧИНЫ

В подготовленном к пленуму Запсибкрайисполкома докладе о состоянии коммунального хозяйства городов края приводятся цифры, характеризующие динамику роста жилплощади и «средние душевые» цифры площадей.

Для Новосибирска соответствующие показатели составляли:

в 1927 г. - 477,2 тыс. кв. м и 3,9 кв. м на 1 жителя;
в 1932 г. - 669,9 тыс. кв. м и 3,1 кв. м на 1 жителя. Для Кузбасса :
в 1927 г. - 367,2 тыс. кв. м и 3,7 кв. м;
в 1932 г. - 992,2 тыс. кв. м и 2,4 кв. м. на одного жителя.
Для Новокузнецка последний показатель равнялся 1,1 кв. м на человека. Как явствует из приведенных цифр, строительство жилья отставало от темпов роста городского населения. В качестве основных причин «резкого ухудшения и снижения средних жилищных норм» рассматривались следующие:

«общее отставание капиталовложений в жилищное строительство от темпов строительства промышленного»,
«неосвоение капиталовложений в жилищное строительство в 1931 году (капиталовложения 55 миллионов рублей - освоено не более половины)»,
«позднее начало строительных работ, несвоевременное и неполное обеспечение строительства местными стройматериалами»,
«неполное и несвоевременное снабжение централизованными фондами стройматериалов»,
«совершенно недостаточный контроль за ходом строительства со стороны городских советов и Горкомхозов, недостаточная мобилизация рабочих масс вокруг вопросов жилищного строительства».

ЖИЛКОМБИНАТ - ЕМКОСТЬ ДЛЯ ЛЮДЕЙ

Во второй половине 20-х годов был провозглашен лозунг «Новое жилье - проблема новой жизни, одна из основных проблем строящегося социализма». В соответствии с подобными стремлениями в плане перспективного развития Новосибирска на 1930-1935 гг. говорится о том, что «жилищный фонд будет изменяться от карликовых домиков, мазанок и бараков к строительству жилых комбинатов» и предлагается формирование «жилого массива города по примеру социалистического города из крупных жилищных комбинатов, емкостью каждый на 2000 человек: 1320 человек взрослых (от 18 лет и выше), 380 человек - детей школьного возраста (от 7 до 18 лет), 180 человек детей ясельного возраста (до 4 лет) и 120 человек детей дошкольного возраста (от 4 до 7 лет)». Подразумевалось, что «строящиеся жилые комбинаты должны иметь стандартную меблировку, непосредственно принадлежащую квартире, выдвижные и откидные кровати, складные столы, диваны, шкафы и т.п.».

Осуществление подобных проектов, известных под названием «домов-коммун», в регионе столкнулось с негативным отношением самих будущих жителей, а после принятия постановления о работе по перестройке быта было приостановлено.

НА ЗАРЕ ТИПОВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Однако опыт жилищного строительства второй половины 20-х годов нельзя свести лишь к радикальным идеям домов-коммун. Наряду с ними в этот период разрабатывались вполне рациональные методы жилищного строительства. Как общая для страны тенденция по итогам строительного сезона 1929 года отмечалось то, что «строительство в большинстве выполнялось по типовым проектам (альбом типовых проектов Цекомбанка, то же ВСНХ, типовые проекты Строительного комитета, Моссовета, проекты стандартов ВСНХ)».

В контрольных цифрах Сибкрайплана на вторую пятилетку подчеркивалось, что «все сооружения жилищного, культурного, общественно-бытового и промышленного характера должны быть типизированы, нужно найти стандартные элементы, которые давали бы возможность комбинировать по величине и планировке нужные комплексы. Части сооружений и детали зданий должны быть стандартизованы, причем стандартизация охватывает не только окна и двери, как было до сих пор, но и фундаменты, стены, междуэтажные перекрытия, стропила и т.д.». Ставилась задача «перевести большую часть работ на фабрики и заводы, изготовляющие укрупненные стандартные элементы, оставляя на постройке сборку, ручную на первом этапе и механизированную впоследствии».

В статье, посвященной перспективам строительной промышленности Урало-Кузнецкого комбината по плану второй пятилетки, констатировалось, что строительство Новокузнецка «может быть выполнено в срок и нужного качества, лишь при полной реконструкции строительной промышленности». В качестве «неотложной задачи» рассматривались «применение новых облегченных материалов, применение новых методов работ, отказ от постройки и переход к сборке зданий». Предполагалось даже, что из 132 жилых домов, намеченных к постройке в Новокузнецке в 1932 г. «во всяком случае половину... было бы чрезвычайно рационально выполнить по способу сборки из теплобетонных блоков».

...И вот, по прошествии стольких лет, вновь стоим мы перед сходными проблемами, должны решать близкие задачи. История повторяется?

По материалам статьи Е. Блинова «Массовая жилая застройка сибирских городов на рубеже 20-х - 30-х годов»
Категория: Публицистика | Просмотров: 1596 | Добавил: LuxHouse | Рейтинг: 0.0/0